Яндекс.Метрика

 

Леонид ПРОШКИН 
Вице-президент Фонда "Правопорядок-Щит"

Хроника трагических событий осени 1993 года

 

Часть II. Как Таманская дивизия и дивизия Дзержинского перестреляли друг друга

 

Утренний бой имени Грачева и Ерина

В 5 утра 4 октября 1993 года президент РФ издал Указ № 1578 "О безотлагательных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в г. Москве". В город вошли подразделения Министерства обороны. Поводом послужила ночная бойня у телецентра, которая, как следует из материалов следствия, возникла во многом по вине самих защитников "Останкина". Девятьсот военнослужащих буквально изрешетили площадь перед телецентром, на которой находились двадцать автоматчиков Макашова и сотни безоружных людей.

Министр внутренних дел Ерин В.Ф., министр безопасности Голушко Н.М. и министр обороны Грачев П.С. должны были в соответствии с данным Указом создать к 10.00 часам 4 октября 1993 года объединенный штаб для руководства силами, привлеченными к обеспечению чрезвычайного положения в столице.

Как было установлено следствием, положения Указа о создании объединенного штаба министры НЕ ВЫПОЛНИЛИ. Взаимодействие ведомств организовано НЕ БЫЛО. Возникающие вопросы решались "в рабочем порядке".

Следствием также установлено, что непосредственный ввод войск в Москву был произведен по устному приказу министра обороны генерала армии Грачева П.С. от 4 октября 1993 года.

Согласно приказу, руководство воинскими частями и другими подразделениями при обеспечении режима чрезвычайного положения в городе и восстановлении правопорядка возлагалось на заместителя министра обороны генерал-полковника Кондратьева Г.Г. Приказ обязывал его к 9 часам 4 октября 1993 года разработать план операции и поставить боевые задачи командованию воинских частей и подразделений. Однако план действия войск с учетом их разной подчиненности разработан Кондратьевым НЕ БЫЛ.

Около 5 часов утра 4 октября Кондратьев Г.Г. поставил задачи перед командирами воинских частей, привлеченных к блокированию здания Верховного Совета. Всем было приказано подавлять огневые точки защитников, не допускать прорыва из Белого дома и вовнутрь вооруженных "боевиков", а также обеспечивать выход из здания женщин и детей.

В итоге ранним утром вокруг Белого дома сосредоточились подразделения двух ведомств - Министерства обороны и МВД: Таманская дивизия, 119-й парашютно-десантный полк и дивизия внутренних войск им. Дзержинского. Подразделения Кантемировской дивизии взяли под охрану Калининский мост, блокировали подходы к Белому дому со стороны Нового Арбата.

Командиру Таманской дивизии генерал-майору Евневичу В.Г. была поставлена задача занять позиции на Краснопресненской набережной, включая переулок Глубокий от Рочдельской улицы до набережной. При этом по приказу министра обороны генерала армии Грачева П.С. на бэтээрах дивизии были размещены вооруженные автоматами добровольцы - ветераны афганской войны.

119-й парашютно-десантный полк перекрыл Белый дом с тыльной стороны Краснопресненской набережной.

Дивизия внутренних войск МВД РФ (в прошлом дивизия им. Дзержинского) должна была перекрыть территорию от улицы Рочдельской и Глубокого переулка до Краснопресненской набережной. По приказу командования группа из четырех бэтээров должна была занять переулок Глубокий от улицы Рочдельской до Краснопресненской набережной.

В 7 часов утра бэтээры группы начали движение к переулку Глубокому. На улице Рочдельской находились баррикады, воздвигнутые защитниками Верховного Совета. Люди, находившиеся на баррикадах, бросали в бэтээры бутылки с зажигательной смесью. Один бэтээр загорелся. Командир группы приказал открыть огонь на поражение.

В это же время на перекрестке переулка Глубокого и улицы Рочдельской находились бэтээры Таманской дивизии. Услышав стрельбу, ветераны войны в Афганистане спешились и укрылись за деревьями. Экипажи бэтээров внутренних войск, увидев вооруженных людей в гражданской одежде, открыли огонь в их сторону. Один из "афганцев" был тяжело ранен в грудь, живот и ногу.

Командир подразделения Таманской дивизии, находившегося на перекрестке Рочдельской улицы и Глубокого переулка, доложил комдиву Евневичу, что какие-то бронетранспортеры, ведя интенсивный огонь, движутся со стороны Белого дома. Командир дивизии, не зная, чья это техника, приказал огонь не открывать.

Тем временем бэтээры внутренних войск через улицу Николаева вышли на Краснопресненскую набережную. В районе Глубокого переулка набережную перекрывала баррикада из железобетонных блоков, продленная за счет рефрижератора "МАЗ" и автомобиля-водовозки. Командир группы ВВ, увидев на баррикаде и около нее каких-то людей, решил, что это защитники Белого дома, и приказал открыть огонь. Однако за баррикадой находились спешившиеся с бронетехники "афганцы", а в кабине "МАЗа", охраняя доставленный груз, сидел водитель, гражданин Литвы Юргеленис Бронюс.

В это же время командир Таманской дивизии генерал-майор Евневич В.Г. наблюдал с противоположного берега Москвы-реки, как по набережной в направлении расположения его войск движутся и ведут огонь четыре неизвестных бэтээра. Помня, что части дивизии уже были обстреляны неизвестными бронетранспортерами, а на сторону Верховного Совета перешли какие-то подразделения внутренних войск, комдив предположил, что это движется помощь сторонникам оппозиции. Исходя из такого предположения, Евневич приказал выдвинуть навстречу движущейся группе несколько бэтээров дивизии и встретить их огнем.

Бэтээры "таманцев" № 189 и 180, открыв огонь из всех видов оружия, рванулись навстречу бронетранспортерам внутренних войск. В завязавшемся между военнослужащими внутренних войск и таманцами бое погиб Юргеленис Бронюс.

Бронетранспортер командира мобильной группы внутренних войск с бортовым № 444 пытался обогнуть баррикаду с левой стороны и был подожжен. Раненый командир группы не смог покинуть машину и погиб. В бэтээре с бортовым № 412 погиб рядовой внутренних войск. Ранения различной степени тяжести от легких телесных повреждений получили члены экипажей остальных бэтээров группы.

Развернувшись, боевые машины выехали на улицу Николаева и скрылись во дворе жилого дома. Экипажи доложили заместителю командира дивизии внутренних войск о бое со сторонниками Верховного Совета, о гибели руководителя группы и бойца, о ранении других военнослужащих. Группа была выведена в резерв.

Командир 119-го парашютно-десантного полка приказал своей разведроте заблокировать подъезд к Белому дому со стороны улицы Рочдельской. От генерал-полковника Кондратьева Г.Г. он получил приказ обеспечивать проход ОМОНа к Белому дому, взаимодействуя при этом с Таманской дивизией. О наличии в районе улицы Рочдельской подразделений и бронетехники внутренних войск его НЕ ПРЕДУПРЕДИЛИ.

Заместитель командира дивизии им. Дзержинского приказал командиру одного из батальонов перекрыть участок от сквера Павлика Морозова до стадиона "Красная Пресня", в том числе и его территорию. При этом НЕ БЫЛО СООБЩЕНО о местах дислокации подразделений Министерства обороны.

Около 7 часов утра группа из трех бэтээров и одной БМП внутренних войск выдвинулась к стадиону "Красная Пресня", расположенному напротив Белого дома. Двигавшаяся первой БМП № 201 корпусом сбила ворота стадиона и въехала внутрь. Следом на стадион заехали бэтээры.

В это время шел обстрел окружающей территории, в том числе и стадиона. Экипажи бронемашин внутренних войск вели ответный огонь.

Военнослужащие 119-го парашютно-десантного полка доложили своему командованию, что на стадионе находятся чужие бэтээры и БМП. Приняв их за боевые машины сторонников Верховного Совета, полк вступил в бой. Командир 2-го батальона попытался выстрелом из гранатомета уничтожить один из бэтээров, но его действия вызвали лишь активизацию боевых действий подразделений внутренних войск. В результате погибли два и ранены несколько военнослужащих Министерства обороны.

Около 10 часов утра заместитель командира дивизии внутренних войск приказал двум бэтээрам дивизии выдвинуться на Краснопресненскую набережную, чтобы прикрыть подразделения ОМОНа. В экипаж командирского бэтээра был включен для связи с ОМОНом офицер милиции.

Военнослужащие Таманской дивизии, увидев бэтээры с такой же окраской, как и у тех, с которыми утром они вели бой, открыли огонь из всех видов оружия. В результате погибли командир группы, еще двое военнослужащих внутренних войск и офицер милиции, осуществлявший связь с ОМОНом.

При перестрелке были уничтожены либо серьезно повреждены автомашины граждан, стоящие возле домов в районе боя.

Офицеры подразделений внутренних войск и Министерства обороны на допросах рассказали, что не знали, против кого вели боевые действия. О местах дислокации частей других ведомств их не уведомляли, связь между подразделениями организована не была. 

От редакции. В результате этого многочасового боя были подбиты несколько бэтээров и погибли десять человек. Погибшие были награждены высокими правительственными наградами. Даже спустя годы сам факт утренней перестрелки подразделений Министерства обороны и дивизии внутренних войск держится в строжайшем секрете. В центре столицы в течение нескольких часов министр обороны и министр внутренних дел так и не смогли скоординировать действия своих подчиненных. Оба, как вы помните, получили на грудь по "Герою России".

После штурма

Во время штурма зданиям Верховного Совета, московской мэрии, гостинице "Мир" причинены значительные повреждения. В Доме Советов и мэрии начались пожары, выгорела значительная часть зданий, причинен громадный материальный ущерб.

Согласно "Справке о фактических затратах восстановительных работ, связанных с возмещением ущерба вследствие массовых беспорядков 3-4 октября 1993 года, зданий и инженерных систем по Краснопресненской набережной, дом 2, и улице Рочдельской, дом 2", расходы по восстановлению комплекса зданий бывшего Верховного Совета составили около 49 миллиардов рублей, 44 миллионов долларов США, 12 миллионов австрийских шиллингов, одного миллиона финских марок и различных сумм в иной валюте.

Кроме того, расхищено или уничтожено оборудование на сотни миллионов рублей (сведения по его остаточной стоимости). При инвентаризации имущества Верховного Совета по состоянию на 10 октября 1993 года была выявлена недостача на сумму 367.131.559 рублей. Пропало значительное количество находившегося на вооружении Департамента охраны Верховного Совета огнестрельного оружия. Исчезли некоторые личные вещи народных депутатов, сотрудников аппарата Верховного Совета, обслуживающего персонала. Вместе с тем после сдачи всех выходящих из зданий Верховного Совета тщательно обыскивали. Вынести и похитить что-либо было невозможно.

Смета на восстановительный ремонт здания мэрии и гостиницы "Мир" составила свыше 17 миллиардов рублей в масштабе цен того времени. Списано сгоревшее, разбитое и разворованное имущество более чем на 4,5 миллиарда рублей. На приобретение нового оборудования затрачено около 20 миллионов долларов США.

Фирмам, арендующим помещения в здании мэрии, и их сотрудникам причинен ущерб в 1,6 миллиарда рублей и в десятки тысяч долларов.

Комендантом Дома Советов после его взятия был назначен командующий Московским округом внутренних войск генерал-майор Баскаев А.Г. Комплекс зданий был передан под охрану внутренних войск.

Расследование показало, что к расхищению имущества, огнестрельного оружия и боеприпасов во многих случаях причастны военнослужащие войсковых частей Министерства внутренних дел, тушивших и охранявших здания.

За время своего существования следственно-оперативная группа разыскала и изъяла 926 единиц огнестрельного оружия, а также много иного боевого снаряжения, утраченного либо расхищенного во время расследовавшихся событий. И это был один из итогов нашей работы.

Смею сказать, что к чести членов следственно-оперативной группы и руководства следственного управления Генеральной прокуратуры РФ (а дело было в производстве именно следственного управления Генпрокуратуры) мы не дали втянуть себя в политические "разборки". Несмотря на недовольство отдельных представителей государственной власти и сторонников бывшего Верховного Совета РФ, следственно-оперативная группа делала свое дело, руководствуясь только Законом. Несколько раз были заменены руководители группы и надзирающие за расследованием прокуроры. Неоднократно определялись сроки завершения дела и направления его (или выделенной части) в суд. Однако мы делали все для полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств происшедшего.

Вопреки воле отдельных руководителей следствие распространилось и на 4 октября, и на события, предшествовавшие 3 октября. Расследовались действия не только сторонников Верховного Совета, но и правительственных сил, во многом повинных в сложившейся ситуации и в тяжких последствиях происшедшего.

На многие вопросы, конечно, мы не смогли найти ответ. Например, очевидным было наличие провокаторов, откровенно подталкивавших противостоящие стороны к применению оружия и кровопролитию. Так, около 15 часов 3 октября, еще до начала активных "боевых действий", во время прохождения демонстрантов по Конюшковской улице, рядом с посольством США, неустановленный следствием мужчина, одетый в милицейскую форму, из колонны произвел автоматную очередь в сторону военнослужащих и сотрудников МВД. В результате были ранены шесть военнослужащих МВД, один из которых скончался в госпитале. Или те же "загадочные" снайперы... Но в этих "пробелах" следствия нет нашей вины, мы делали все, что было в наших силах.

До самого последнего дня расследования, которое завершилось 3 сентября 1995 года, мы искали и находили пострадавших, признавали их потерпевшими, проводили судебно-медицинские экспертизы.

Было установлено, что непосредственно 3-4 октября 1993 года, во время событий, расследованных следственной группой Генеральной прокуратуры в уголовном деле № 18/123669-93, погибли либо умерли от ран, полученных в этот период, не менее 123 человек. Ранения различной степени тяжести получили не менее 348 человек.

В приведенных выше данных о числе пострадавших (погибших и раненых) не учтены жертвы событий, расследовавшихся в самостоятельных уголовных делах: убитые и раненые при боевых действиях между различными подразделениями правительственных войск либо в результате мероприятий по осуществлению режима чрезвычайного положения, а также граждане, избитые после задержания, скоропостижно скончавшиеся либо пострадавшие от несчастных случаев на улицах города в этот период (жизнь в городе продолжалась во всех ее проявлениях) и т. п. Каждый случай смерти (около тридцати) был тщательно расследован под нашим контролем.

Здесь и далее названы официальные цифры, отражающие то, что нам удалось установить. Они достаточно точны. Термин "не менее" я применяю потому, что допускаю возможность некоторого увеличения числа потерпевших за счет не установленных нами погибших и раненых граждан. В следственных документах утверждения более категоричны. 

В связи с годовщиной октябрьских событий хотелось бы высказать глубокое соболезнование (думаю, что ко мне присоединятся все остальные члены следственно-оперативной группы) родным и близким погибших, а также искреннее сочувствие раненым и травмированным. 

 

 


 

 


Опубликовано  в   газете   "Совершенно секретно" №10 1998 г.