Яндекс.Метрика
Евгений Анташкевич о суверенитете России

Для того чтобы узнать, каким будет светлое будущее, его надо спрогнозировать.

 

Нужен ли России суверенитет?

(вопрос внимательного оппонента)

Нам нужен суверенитет или не нужен суверенитет – это всего лишь вопрос выбора.

Вопрос суверенитета долго и остро стоял, когда Русь была под игом («давление» – перевод на современный русский язык) тех, которых русские потом долго и ошибочно (у нас немного своих умных) называли татаро-монголами. Однако насытившиеся чужими богатствами кочевники (у нас всё же есть свои умные, хотя и немного) ожирели, ослабли и тогда русские их толкнули, те свалились, превратились в рыхлую кучу, русские возвратили себе суверенитет и до сих пор топчутся на их кочевнических территориях.

А ведь можно было и не толкать!

Зачем?

После унижения баскаков русские князья получили право самим собирать дань, т.е. получать часть прибыли от сельскохозяйственного и другого подчинённого им производства. Поскольку кочевникам-язычникам было всё равно во что верят их вассалы, русским позволили сохранить их веру, их церкви, их священников, вместе с книгами и иконами. Им оставили их землю. На подчинённых территориях завоеватели не поставили даже оккупационных гарнизонов, русские сами охраняли свою подчиненность, а за это должны были по призыву из Сарай-Берке объявлять мобилизацию и являться на войны кочевников, даже если эти войны кочевники вели против таких же русских, если те, допустим, взбунтовались, ведь русские выпивают, и нет, нет, да и бунтуют.

И многое другое, что пришло к русским вместе с кочевниками вместо суверенитета.

А когда кочевники самоуничтожились, то есть пришли к состоянию, что их нужно было только толкнуть, русские обнаружили, что вместе с суверенитетом из их жизни смыло за прошедшие «под давлением» триста лет людей, способных, допустим, построить церковь…Тут надо напомнить, что когда Иван III вознамерился и возвел Успение в Кремле, Москву чуть-чуть шатнуло землетрясением и Успение рухнуло, как весь ранее накопленный русскими опыт во многих направлениях развития. И русские обнаружили в Европе т.н. Магдебургское право, а на своей территории обнаружили отсутствие серебряных рудников и необходимость за меха, мёд и пеньку (традиционная ресурсная экономика) покупать деньги (кто помнит, что такое «ефимки», тот поймёт) и т.д. То есть, если суммировать, то русские, находясь триста лет под давлением, на триста лет (с учетом демпфера, может чуть меньше) и отстали. Тогда Ивану III пришлось выбирать необычную парадигму: куда ориентироваться? За триста лет головы русских набольших (кто бы их рискнул назвать «лидерами», это слово иностранное) были повернуты на восток, потому что за тамгой надо было ехать туда. Но жизнь при этом бурлила на Западе. Ведь понятно же было русским, что мрачное средневековье в Европе вот-вот кончится, и начнется возрождение. Поэтому вторая голова на гербе страны, очистившейся от чужого суверенитета, повернулась на Запад. А далее по своей наивности русские сохранили на гербе обе головы. Вот между ними и начал сам собою возникать суверенитет, как естественное состояние, которого добивались.

Но тогда было такое время, когда иного было не дано – все суверены: короли, шахи, султаны, ваны, цари, императоры боролись за самость – в государственном смысле. Те, кто переставал об этом заботится и заигрывался в отвлекающие от сохранения суверенитета игры, оказывались поляками, которые позволили разделить и переделить себя уже семь раз, напомню: три раздела во второй половине XVIII века; в начале XIXвека в посленаполеоновский период, это уже четыре; в результате встречного движение армий Германии и СССР - 5; в результате перелицевания Европы после II Мировой войны – шесть, и семь, когда потерявшие от «свободы» голову польские политики полностью перестали самостоятельно мыслить и причислили себя союзниками далекой заокеанской страны, утратив при этом возможность развиваться, потеряв около полутора миллионов своего населения, которое теперь будет строить храмы в чужих землях и т.д. Вместо того чтобы как не расколотая льдина, не разошедшаяся семья двигаться в будущее с соседями, которых, как известно, посылает Бог.

Народы нарабатывали свои вредные привычки сотни лет, а, допустим, китайцы – уже пять тысяч лет. Персидской цивилизации – три тысячи лет, индийской, что-то между китайской и персидской. Отдельной строкой идут европейцы, почву для оцивилизовывания которых создавали халдеи, египтяне, эллины, карфагеняне, римляне и многие другие народы, например, финикийцы, этруски, иудеи т. д. Они, борясь за суверенитет, создали богатый инструментарий, для того, чтобы внутри этого суверенитета развивать собственные системы обороны от агрессивного соседа, суверенный язык, как базу для последующих любых не опасных заимствований, культуру, науку. Для этого они даже копали пограничные рвы, строили великие стены и, что самое главное, определяли, где стоять таможням - выдумав деньги, как эквивалент (инструмент) частного и международного хозяйственного посредничества, человечество без них (денег) до сих пор не может обойтись. И деньги выдумало каждый свои. А в Англии они долго назывались – соверен.

Поэтому суверенитет, наверное, было бы не слишком ошибочно сравнить с иммунитетом, с кожей, которая покрывая, защищает человеческое тело, с характером, который не может позволить себе слиться с другим любым, но ищет наиболее подходящий.

Виртуально можно прожить и без иммунитета и без суверенитета и это просто, надо всего лишь перестать быть самим собой.

Русские эмигранты четвертого, пятого поколения, если дедушки и бабушки не учили их говорить по-русски, компенсировали свою национальную десуверенизацию прибавлением к «фф» не самого главного - «Смирно…»

Маловато будет.

Если на выбор!


PS. Хорошо зная, как живут люди в местах преобладания суржика: Ростовская область, Курская, Белгородская, Харьковская, Краснодарский край, Донецкая область, Луганская, Херсонская, Николаевская, юг Воронежской, могу сказать, что местным людям всё равно, на каком языке они говорят, среди местной интеллигенции вопрос о чистоте суржика пока не стоит. Там большинство говорит на суржике и пишет на суржике и государственные органы и документы от них принимают на суржике, например, пожилой человек пишет заявление в ЖЭК о протечке воды. Пишет, как может. И у него его заявление берут. Потому что всегда так было, потому что все так делали, потому что все привыкли, потому что это стало частью суверенитета! Суржик не сменяемый, не отменяемый и не запрещаемый – часть суверенитета людей, которые имеют право считать себя людьми, если о них не принято иное решение.

Решение было принято – суржик, т.е. смесь русского и украинского языков, который все по умолчанию называют русский, - отменить и заменить на украинский. То есть один суверенитет заменить на другой. Другими словами – отменить первый суверенитет и ввести второй. И это в зоне АТО! Надо ли объяснять, что будет?

Если надо объясню: именно в зоне АТО, а это вся территория вышеперечисленных областей, кроме тех, которые относятся к России, запретят говорить и писать на суржике; чистотой украинского языка будет заниматься специальная комиссия, состоящая из знатоков украинского, а помогать им будут правоохранительные и специальные органы и службы. Придется сдавать экзамены… и т.д. Для того чтобы проверить реальность такого прогноза, можно сделать просто – заглянуть в Прибалтику.

А потом вам заменят церковь.



Это только для начала.

Свободный (независимый) политический аналитик Евгений Анташкевич.

 

 

Вопросы к аналитику и ответы:

  1. Евгений Михайлович, политический суверенитет России – реальность или цель, достижим ли он в принципе в нынешней обстановке?

- Во-первых, это – уже реальность, и в качестве таковой она начала восстанавливаться после декларации Президента по этому вопросу на совещании по безопасности в Мюнхене в июле 2007 года. В настоящее время это абсолютная реальность.

2. В какой степени наша экономика позволяет нам быть политически суверенными?

- Нет мерила! Температура, крепость водки или угол наклона измеряются в градусах, расстояние в метрах и т.д. Суверенитет невозможно измерить, суверенитет дается в ощущениях, как свобода или здоровье. Экономика России, как и других стран, находится в развитии: положительном, отрицательном или в состоянии стагнации. Экономика отдельных отраслей может находиться в различном состоянии, где-то отстаем, как, например, в вопросе о семенном фонде, а можем опережать, как, допустим, в области освоения космоса, атомной энергии или вооружений, что, впрочем, тоже неоднородно. Экономика должна развиваться интенсивно и экстенсивно. Для этого у России все есть, вопрос только во времени, а времени у нас нет, потому что слишком большие провалы были допущены в последние несколько десятилетий. В данном вопросе большое значение имеет наличие разного рода ресурсов и политической воли. И Россия сегодня откровенно проигрывает там, где нужна политическая воля, в частности, в борьбе с коррумпированностью государственных чиновников, а также в понимании суверенитета в сельском хозяйстве, потому что прокормить не слишком большое население страны и произвести некоторое количество сельскохозяйственных продуктов и материалов на экспорт, Россия может.

В последнем вопросе важно на политическом уровне принять мысль и начать доверять способностям собственного народа, торговые сети мы развили, хотя и по образцу Запада (другие образцы отсутствуют), но люди хотят производить сами и говорят об этом. Значит, надо развивать диалог с собственным населением, необходимо переваривать накопленный международный опыт, в малых формах экспериментировать и брать в качестве образца положительные результаты. Поэтому, могу сказать, что сейчас наш суверенитет соответствует нашей экономике, а наша экономика соответствует нашему суверенитету. А куда развиваться – есть!

3. Суверенитет, это выгода для благосостояния России или вынужденная нагрузка на экономику?

- Суверенитет, это выгода для благосостояния России при вынужденной нагрузке на экономику. Обратите внимание на то, что сейчас наши сельхоз и многие другие производители обращаются к российским властям с просьбой - ни в коем случае не отменять санкции. Как говорится: «Умному достаточно!»

4. Можно ли России в реалиях сегодняшнего миропорядка поступиться суверенитетом (объявить нейтралитет как Швейцария) и получить процветающую экономику за счет притока с Запада технологий, инвестиций, благоприятного внешнеполитического фона, высвобождения на созидательные цели дополнительных средств за счет резкого сокращения расходов на оборону и безопасность страны?   

- Да! Но в реалиях сегодняшнего миропорядка – нет! И не надо путать суверенитет и нейтралитет! Если страна может позволить себе настоящий нейтралитет, значит, она по-настоящему суверенна. Значит, себе это может позволить она, а не ей! Это очень важно! А про «процветающую экономику» ещё проще – процветающая экономика возможна только в суверенных странах. Возьмите Германию. Чем меньше на ФРГ оказывают давления, тем больше она процветает. До вынужденного участия в санкциях несколько сотен германских предприятий развивали свой бизнес в России, а сейчас они с потерями ушли и если кто подвинет канцлера, то это будут немецкие предприниматели и рабочие, которых лишили суверенитета в виде свободы предпринимательства и использования рабочих мест. Также в 2018 году многие футбольные команды могут лишиться спортивного суверенитета, если им будет «рекомендовано» отказаться от участия в ЧМ-18. В этом смысле участие в ВТО, это не столько «за», сколько «против», а зачем нам тратить силы для того, чтобы бороться против тех, кто «против»? По поводу сокращения расходов на оборону, я не вижу стран, которые лишившись государственного суверенитета, могут позволить себе самостоятельный выбор, во что им вкладываться, чаще всего они отдают долги!

Наверное, уместно было бы вспомнить с чего начались Северо-Американские Соединенные Штаты (САСШ) – с Декларации о Независимости! Суверенитет, это - свобода!

Есть одна область, в которой Россия абсолютно не суверенна, это выбор пути культурного развития и собственной трактовки истории.
Уместные афоризмы, не важно, кем сказанные:
«Нельзя искушать других собственной слабостью!»
«Надо понять, что с нами борются, не как с государством, а как с населением».
«А как вы думаете, за что борются США, как не за суверенитет, но только тот, который дан в их ощущениях им!»
«Сейчас Россия самая самодостаточная страна в смысле территории и недр, но, к сожалению, представлена не самым самодостаточным народом, потому что нам нужно, чтобы нас любили и тогда мы себе нравимся, или чтобы ненавидели, тогда мы можем подраться. И что важно – победить. А надо просто жить и давать жить другим. Это понимание иным народам недоступно».